ПРОЛОГ | Официальный сайт книги Алексей Ливанов. Сны распятой птицы Перейти к основному содержанию
Загрузка...

– Грешник, ты обещал!

– Я помню, не переживай за свои десять штук, – ответил я, оттаскивая жителя незалежной в сторону от моджахедов. Захваченный боевик боязливо скрестил руки на груди и мелко дрожал.

– Не убивайте меня, я могу вам пригодиться. Я многое знаю, я тут по ошибке, – лепетал русскоговорящий выродок в моих руках. Но его слова лишь добавили мне ненависти.

– Как ты, пидор, говоря на русском языке, смеешь о чём-то просить?

– Нам сказали, что там шииты, что они без тяжёлого, что это наша задача и что...

– Завали е***о, падаль. Сдохни, как мужик, даже, если прожил жизнь, как гнида.

"Меньше меток – меньше страданий" – думал я. Все в отряде знали мой бзик. Все знали, что я даю десять штук за живого бандеровца, воюющего на стороне игиловцев. Даже Камрад, увидев количество зарубков на моём прикладе, махнул рукой. Каждый сделал свой выбор. Я тащил эту мразь, плачущую, ссущую и причитающую за ближайший валун.

Позывной "Грешник" прилип ко мне не просто так и уже давно. Ещё в прошлой жизни. Я патологически ненавидел русскоязычных наёмников в рядах ДАИШ, но особенной популярностью у меня пользовались украинские нацики. Их я ненавидел больше всех. За всё, всегда и везде.

Без лишних церемоний, разрезав китель небратского выродка, я внутренне содрогнулся. Портрет Гитлера на груди, свастика на плече, герб Украины на животе, фразы в готическом стиле, типа: "Слава Украине" и "Героям – Слава"... Полный набор, твою мать... Без лишних слов, я стал методично срезать куски кожи, не обращая никакого внимания на вопли бандеровского скота. Он был уже мёртв, только ещё не знал этого, и остатками сознания цеплялся за соломинку возможной реальности. Беспонтово, конечно. Отрезанные руки и ноги, полный рот ошмётков кожи с татуировками изображений нацистской швали, не давали шансов выжить. Он этого ещё не знал. Он вопил во всю глотку...