Глава 2. /Шум. В то же время/ | Официальный сайт книги Алексей Ливанов. Сны распятой птицы Перейти к основному содержанию
Загрузка...

Легко принимать свободу как должное,
если никогда её не лишался.
© Дик Чейни

Рано утром, когда было ещё темно, мне приспичило поссать. Видимо, выпитый после моей смены на фишке чай просился наружу. Наручные часы показывали четыре часа утра. Быстро справившись с помощью «младшему брату», я решил постоять немного на улице и подышать свежим воздухом вместо спёртой вони берцев внутри дома. Ночь здесь отличается от той, которая у нас дома. Отличается всем. Звуками, запахами, даже звёздное небо кажется другим.

Мне вспомнились слова Камрада, когда я стоял на фишке сегодня. Он отправлял спать Лёху, моего зёму. Что ему грозило за то, что он прилюдно освежевал пойманного урода? Перевод в «пятисотые»? Несколько суток ареста? Или высылка домой? Последнее хуже всего. Да, он поступил неосмотрительно импульсивно и, в какой-то мере, я был к этому причастен, выявив в кучке уцелевших после нашей засады русскоговорящего наёмника. Да, мы тут тоже не помидоры подвязываем. Просто та груда фарша, которая осталась после приложенной руки и ножа моего друга, выбрала не ту сторону конфликта. Такие всегда были. И во время войны в Афгане, и в первой и во второй Чиче5, и здесь. В обратной ситуации, на его месте мог оказаться и я и Лёха. Всё просто.

«Ладно, нужно ложиться и постараться поспать ещё немного», – подумал я, посмотрев на Выдру, дежурившего на фишке и вглядывающегося в ПНВ6.

Пробираясь по комнате к своей лежанке и стараясь не шуметь, я всё же споткнулся о чьи-то ноги. Но храп их обладателя, а это был срущий без меры последние несколько дней Мэни, даже не прервался.

Стоило мне укутаться в свой спальник и только начинать улавливать уносящий меня сон, как послышались шаги. Кто-то без всякой осторожности тяжело ступал берцами и направлялся именно в мою сторону. Это был Выдра, спустившийся с фишки.

Зайдя между моей и Лёхиной лежанкой, он стал толкать его в плечо:

– Эй, вставай. Давай, тебя Камрад во дворе ждёт, – хорошо, что хоть шёпотом, будил Выдра моего кореша.

– Угу… – буркнул Лёха и стал потягиваться. Зашуршав одеждой, он стал одеваться. Потянувшись за берцами, посмотрел в мою сторону и тихо спросил:

– Ты чего? Спи, давай.

– Нахуя вы на базу? – спросил я его. Ляпнул первое, что пришло в голову.

– Не знаю, братан. Приеду, расскажу.

Свернув свой спальник и не зашнуровав обувь, он тихо выбрался из комнаты, а я, перебив сон, мусолил свои мысли. Вскоре вернувшийся Лёха стал рыться в своём редаке, что-то оттуда доставая. Свернув какие-то шмотки в охапку, он повернулся ко мне и, указывая в полумраке на свои вещи, прошептал, протянув мне свои наручные часы и мобильный телефон:

– Присмотри за шмотьём, братан. Мой ствол с БК отдай утром Куску. Потом всё обговорим. Давай, я поехал.

– Давай, Лёха. Береги себя.

– Заебутся, – ответил он мне и вышел из комнаты.

Послышался звук приближающегося автомобиля. Через несколько минут этот же звук уже удалялся, увозя моего друга на «судилище».

– Подъём, джентльмены! Разминаем жопы и смываем остатки ночных поллюций с лиц соседей по койке! – противный голос Гремлина вырвал меня из сна. Замок часто был беспардонен по отношению к бойцам и в очередной раз благоухал быдловатостью во всей своей красе.

– А где Борзый? – поинтересовался Гремлин, – Ему на фишку заступать.

– Он уже заступил, – ответил замку из-за его спины Папай, – меня сменил только что.

– Вставайте уже, тюлени! – Гремлин понял, что доебаться к Борзому, одному из тех, кто молчаливо показывал ему своё презрение, не получилось, – Сегодня вам будет, чем заняться!

Неспешно одеваясь, все повыходили во двор, где хозяйственный Кусок уже колдовал над газовой горелкой. Пятилитровый чайник уже закипал, все потянулись за своими кружками и упаковками с чаем и кофе.

– Привет! – поздоровался я со старшиной, подойдя к нему, – Помочь?

– Нет, спасибо, Шум. Мне взводный ночью сказал, что ты мне ствол Грешника отдать должен?

– Да, – ответил я, – давай после завтрака отдам?

– Хорошо, не вопрос, – старшина повернулся к газовой горелке.

Мне хотелось пробежаться, чтобы размять мышцы, на брусьях или на турнике повисеть. Но, за неимением ни того ни другого, и учитывая заминированную нашими же сапёрами прилегающую местность, мне оставалось только поотжиматься в упоре лёжа. Ополоснувшись технической водой и заварив чай в кружке, я пошёл порыться в своём редаке. Нужно было поесть, чтобы принять лекарство. Сегодня именно день его приёма, а принимать цитостатики7 на голодный желудок нельзя. Их побочка выражается в дисбактериозе, которому тут и так все подвержены чаще или реже. Отдельный подсумок с моей вторичной аптечкой всегда болтался на ремне моих брюк, где бы я ни находился. В нём, кроме цитостатиков, закупленных мной перед поездкой сюда, также находились упаковки с левомицитином и линексом. Частые позывы «сгонять к белому камню» приходилось гасить своими силами и средствами.

К обеду с базы вернулся Камрад. Один. Зайдя во двор, взводный собрал всех вокруг себя и сказал:

– Всем привет! Информация на сегодняшний день такая: Грешнику дали двое суток ареста, послезавтра он вернётся. Сегодня к нам прибудет третий взвод в полном составе для дальнейшего штурма, на который мы выступаем на днях. С нами в связке будет работать местная армия с парой своих танков. А поэтому: Кусок, задействовать весь взвод на выгрузку БК из УАЗа. Всем доукомплектовать свой БК и запастись гранатами. Гремлин, через два часа возьмёшь пару бойцов и идёшь с ними на край посёлка встречать колонну второго взвода. Есть вопросы? Нет. Разойтись, занимайтесь.

Попивая чай, я наблюдал, как разделившись по тематичным группкам, бойцы обсасывали между собой услышанное от Камрада. До меня доносились только обрывки фраз, но они и складывали общее впечатление:

– …видимо, там полная жопа, если столько вместе собирают…

– …садыки и сами сдохнут и нас подставят…

– …этому придурку ещё повезло, что только двумя сутками ареста отделался…

Последнее услышанное ударило меня по ушам. Быстро вычислив сказавшего последнюю фразу, я крикнул, стараясь сдерживать раздражение:

– Мэни! Напомни мне, где ты вчера день провёл, пока мы в засаде сидели?!

– В смысле? – замямлил Мэни, – Так я же здесь был, с Куском. На фишке стоял, вас дожидались.

– А почему ты здесь остался, помнишь?

Все, кто был во дворе, замолчали и уставились на нас с Мэни, уже понимая, о чём идёт речь. Сам же Мэни молча пялился в свою миску, в которой он помешивал быстрорастворимую лапшу.

– Ты на очке сидел, – стараясь говорить как можно спокойнее, ответил я за него, – так вот сиди молча, жуй и помалкивай. Не тебе его осуждать, – меня просто переполняла злость. Ругаться не хотелось, да и не приветствовалось это между собой. Но этот борец с поносом меня реально выбесил.

Проведя остаток завтрака в относительной тишине, все пошли выгружать ящики с патронами и гранатами из УАЗа. Снаряжая свои магазины «пятёркой», я, сидя на крыльце, дожидался, пока Кусок вскроет ящики с гранатами.

– Шум, – Камрад подошёл ко мне сзади, выходя из дома, – набей магазины Грешника тоже. И гранаты уложи ему в разгруз.

– Не вопрос, сделаю, – ответил я взводному, оборачиваясь, – я хотел спросить…

– С ним всё будет нормально, не бери в голову, – ответил он мне, не дав до конца задать вопрос.

Часа через три, стоя на фишке, я заметил приближающуюся колонну из двух УАЗов, двух КамАЗов и одного УРАЛа.

– Камрад – Шуму! – вызвал я взводного по радиостанции.

– На связи! – через пару секунд ответил мне Камрад.

– У нас гости. Колонна идёт.

– Я принял, иду.

Спешившись, бойцы третьего взвода построились у машин. К ним подошёл Камрад, поздоровался с несколькими за руку и, немного спустя, с группой из десяти человек направился обратно. Остальные стали расходиться к близстоящим домам и занимать их. Вошедшие громко приветствовали находящихся во дворе. Кто-то увидел знакомого, кто-то сразу подтянулся к печке в поисках кипятка или еды. Завелись обычные в таких случаях разговоры за «жили-были». Среди прибывших особо выделялся боец в мультикамовской форме с необычной причёской. Высоко выбритые виски и длинные волосы на темечке и затылке здесь не часто увидишь.


5  Чича – Чеченская кампания.

6  ПНВ – прибор ночного видения.

7  Цитостатики – группа противоопухолевых препаратов, которые нарушают процесс роста, развития и механизмы деления злокачественные клеток в организме.