Глава 5. Свободу Анджеле Дейвис | Официальный сайт книги Алексей Ливанов. Сны распятой птицы Перейти к основному содержанию
Загрузка...

Я не знаю, каким оружием будут
сражаться в III-й мировой войне
но в IV-й мировой войне будут
сражаться палками и камнями
© Альберт Эйнштейн

В самый разгар дневной жары дверь противно скрипнула, и поставленный голос скомандовал:

– На выход! Живее давай!

Чувствуя себя, как с дикого перепоя, еле волоча ногами, я сгрёб в охапку термуху и поплёлся к выходу, не застёгивая куртку горки.

– Руки на стену! – вновь прозвучала команда.

– Думаешь, я матрас спиздил? – охрипшим голосом спросил я конвойного, добровольно став «на растяжку» и расставив руки в стороны, повернув их ладонями к проводившему шмон.

– Поговори мне тут! – проворчал он мне в ответ, проверяя мои пустые карманы, – Руки за спину, налево и прямо шагай!

Пройдя уже знакомый маршрут, мы остановились на площадке, от которой шли ряды палаток, тропинок и накатанных дорог. Невдалеке я увидел взводный УАЗ «Патриот» и неизменного Басту за рулём.

– Свободен! – мой немногословный бугай-конвоир повернулся и пошёл в сторону палаток.

– Что, даже не поцелуешь на прощание? – крикнул я ему вдогонку.

– Я вижу, ты не скучал, да? – жуя жвачку спросил Баста.

– Да за**утся, уроды.

– Слушай, там такой кипиш! Короче, на днях выход со штурмом, оба взвода сводят, к нам садыков плюсуют, все собираются в нашем посёлке и…

– Пожалуйста… Заткнись на**й, – ответил я водиле, – дай воды, сигарет и помолчи остаток пути, – попросил я Басту.

 

– Б**! Кого я вижу! Узник замка Иф, собственной персоной! – подъёбы сыпались со всех сторон, – По УДО8 вышел, горемыка?

Я зашёл во двор, который мы заняли при штурме этого посёлка. Почти ничего не изменилось, только людей прибавилось. Здесь были те, кого я не знал вовсе или мог знать понаслышке. Но, так или иначе, нас собирали в один большой кулак для будущих событий.

– Кто такой узник замка Иф? – спросил Ваха у Куска, которому он помогал готовить ужин на общаковой печи с газовой горелкой.

– Ну, ты и темнота… – протянул Кусок, – Ты кроме «Гарри Поттера» и Корана вообще что-нибудь читал в своей жизни, бестолочь? Александра Дюма, Даниэля Дэфо, Братьев Гримм, в конце концов?

– С возвращением! – Камрад, стоящий на пороге усадьбы, протянул мне руку, – Вижу, ты не том состоянии, чтобы полноценно нести службу перед штурмом. Отдохни сегодня, на фишку не заступаешь, а завтра у нас ответственный день.

– Свободу Анджеле Дэвис! – помахал мне биноклем Борзый с фишки третьего этажа, – Русские не сдаются!

– А Анджела Дэвис – это кто? – снова спросил Ваха у Куска.

– Да ё*т! Сестра Боба Марли! – Кусок откровенно стебался над отсутствием эрудиции у юного кабардинца, – И только попробуй спросить меня, кто такой Боб Марли!

Я махнул рукой в ответ снайперу и, здороваясь на ходу со всеми подряд, продолжил свой путь в комнату, в которой я держал пожитки перед заключением, разыскивая Шума.

– Жили-были! – откуда не возьмись, раздался бодрый голос моего товарища, – «С одесского кичмана сорвались два уркана…» – затянул он было старую песню.

– Братан, хоть ты не дави на мозоль, а? – меня уже порядком раздражала вся ситуация вокруг меня, – Вы сговорились, что ли?

– Да нет, просто хотел тебе настрой приподнять, – ответил мне Шум, – ты чего такой смурной?

– Да за**ало всё за эти пару дней. Звонил кто?

– Нет. И сообщений не было, шмурдяк твой в порядке, завтра штурм и вообще – всё заебись! – ответил товарищ, протягивая мне мою Nokia–105, – Подружку там себе не завёл?

– Тебя мне никто не заменит, детка! – обломал я Шума напоследок и поплёлся на крышу особняка, где мобильная связь ловила лучше.

Забравшись на крышу, я отметил две «палочки» на шкале уровня связи и одну на уровне зарядка батареи. Немного пообщавшись sms-ками с домашними и выкурив две сигареты, я спустился вниз, во двор.

У газовой горелки, на огне которой беспрерывно закипала вода в большом чайнике, стояли несколько бойцов и разливали кипяток в кружки. Кто себе чай заваривал, кто кофе, кто из химического суррогата мутил себе бульон. Порывшись в сваленных кучу упаковках сухих пайков и, не найдя там ничего годного, я повёл глазами по двору. Хотелось чая, но сойдёт и любая другая горячая жидкая хрень. Жрать не хотелось вообще.

– Отойдём? – стоящий сбоку от меня Камрад с кружкой в руках кивнул мне в сторону ворот.

– Сегодня выспись и наберись сил, – сказал он мне, когда мы отошли, и протянул мне свою кружку, – завтра штурмуем сразу два посёлка. Всем я это уже довёл, с нами будут садыки и пара их танков.

Поднеся кружку к лицу, я втянул воздух ноздрями. Кофе. Без кардамона.

– После их взятия мы там закрепляемся и ждём пополнение. И Ворона туда уже из ПМП9 привезут.

– Это хорошо, что он поправился, Ворон – нормальный комод.

– То ли ещё будет… – заговорщицким тоном произнёс Камрад, – Ладно, оставлю тебя твоим посетителям.

Глядя недоумевающим взглядом вслед удаляющемуся Камраду, я увидел приближающегося ко мне парня необычной для этих мест внешности. Выбритые под бритву высокие виски, уходящие за уши и оставленный отрастать как у панков хайер, выдавал в нём на первый взгляд поклонника викингов. Тактические брюки со встроенными наколенниками и тактическая рубашка с потовыводящим слоем микрофибры, своеобразно вязались с образом почитателя язычества, коим приближающийся ко мне парень, скорее всего, и являлся. Выглядывающая из-за воротника-стоечки «мультихламовской» рубашки со встроенными налокотниками татуировка «Звезда Руси» на шее дополняла образ.

– Привет! – бодро поздоровался со мной подошедший, – Это тебя Грешником кличут?

Я, едва протянув в приветствии руку, осёкся, ощутив его пятерню не в ладони, а на предплечье, почти у локтя.

– Да, это я, – пожав предплечье нового знакомого, ответил я.

– Меня Куницей зовут. Тебе мой знакомый привет передавал в местах не столь отдалённых?

– Да, Витёк подогрел, спасибо.

– Да не за что. Свои должны держаться своих. Обращайся в любое время. Чем смогу, помогу. Ну и ты, при случае, не забудь. Добро?

– Не вопрос. Только объясни мне своё понимание «своих».

Куница усмехнулся, оглянулся по сторонам и ответил, глядя мне прямо в глаза:

– Убить врага руками способен не каждый. Шмалять из калашмёта, когда в тебя шмаляют – это условный рефлекс. Там уже или ты или тебя. А вдохнуть и вобрать в себя последний выдох убитого тобой врага могут единицы. Мне плевать, какими мотивами тебя на это швырнуло. Для меня ты – свой. Идём к остальным? Там тему завели, которую я сейчас жёстко обломать хочу! – с улыбкой, полной активированного урана, Куница по-дружески толкнул меня в плечо.


8  УДО – условно-досрочное освобождение.

9  ПМП – пункт медицинской помощи.