Глава 9. Феррумный танец | Официальный сайт книги Алексей Ливанов. Сны распятой птицы Перейти к основному содержанию
Загрузка...

Человек, который не может
быть беспощадным – это больной
и духовно ущербный человек!
© Варг Викернес

Колонна, стой! – общая команда остановила весь транспорт, – «Двойка» и «Тройка», к машинам!

Оба взвода выгружались из своего транспорта возле остатков стен каких-то хибар. Без вопросов и лишних разговоров. Мне было видно, как в начале колонны Камрад с Мономахом разговаривают с группой разведки, что-то рассматривая на карте. Подойдя после этого в конец колонны, они дали расклад:

– После артподготовки мой взвод двигается за Т-72 по левому флангу к левой части построек, – начал Камрад, – от техники не отстаём, максимально за неё прячемся. Когда доберёмся до первых строений, всем рассредоточиться. Слева будет зелёнка, её уже прочесала разведка. Все, у кого с собой станции, слушаем эфир и дублируем информацию остальным. Держим линию атаки, не разрываемся, вперёд по отдельности не рвёмся, сзади не тупим. Держим одну линию фронта, никто не выпирает и не отстаёт. Держим связь с взводами и намечаем ориентиры. Если сказано остановиться, значит стоим, никуда не лезем, выравниваем фланги одним фронтом. Не допускаем, чтобы духи клином пробились сквозь наши ряды.

– «Тройка», идём за Т-64 по правому флангу, – продолжил Мономах, – с нами в связке манёвренная группа садыков с «бардаком». У нас будет рывок километра в полтора по пересечёнке, так что соберитесь. По данным аэроразведки, мирняка в посёлках нет. Самих духов насчитали десятка по два-три в каждом посёлке. Смотрим под ноги, не по пляжу гуляем. «Тяжёлым», разделиться на две группы, работаете по команде взводных. ЗУшка работает по дальним целям на оттяжке от всех.

– Расстояние между посёлками – километр, не более, – уточнил ситуацию Камрад, – расстояние приличное и хорошо простреливается с обеих сторон. Смотрите, куда шмаляете лишний раз. Дружественный огонь по своим нам тут нах** не нужен. Все, кто впереди – враг, слева и справа – наши. Бабуинам можно бежать только назад, к себе в тыл. Ту территорию мы не просматриваем. Слева по фронту их контролит разведка, справа – садыки.

– Мы с моим взводом отсюда в обход, сразу в зелёнку, – глядя на своих бойцов завершил Газолин, командир разведки, – по возможности прикрываем «Двойку» и держим линию от прорыва со стороны посёлка в зелёнку.

Только сейчас был услышан надрывный рёв движка и виден силуэт ЗУ-23 на базе Урала, приближающейся к нам. Видимо, она шла к нам с опозданием, чему удивляться совсем не приходилось. Однако, вместе с ЗУшкой шла колонна из пяти автомобилей: четырёх «Дозоров» и одного бронированного УАЗа командира отряда.

 

Заработала артиллерия. «Бог войны» и лекарство от запора во все времена около часа утюжила постройки и дворы, поднимая клубы пыли, разнося в щепки глинобитные и кирпичные стены посёлка километра три длиной и метров шестьсот шириной.

Всматриваясь в экран планшета, транслирующего передачу данных с запущенного перед ударами артиллерии квадрокоптера, Камрад с Мономахом следили за организованным побегом воинов псевдохалифата из посёлков. С ними рядом находился и командир артбатареи садыков, который, наблюдая картину с высоты птичьего полёта, корректировал удары своих бойцов.

– Ну всё, с Богом! – подытожил Мономах, – Разошлись по группам!

Т-72, с закреплённым на его башне ПКТ, утробно завёлся, выпустив струю чёрного дыма. КПВТ на Т-64 тоже внушал определённую уверенность в огневой поддержке. «Дашка»16 на башне «бардака» дополняла картину. К нашей группе добавился расчёт АГС и два бойца с РПГ-7 за спинами и партплетами с «морковками» для них.

«Самое время» – подумал я, достав из нагрудного кармана первую капсулу «лирики». Проглотив её и запив несколькими глотками воды, я засёк время, чтобы не пропустить второй приём.

– Вперёд! – крикнула радиостанция.

Передвигаясь лёгкой трусцой за бронёй, каждый для себя уже прикидывал на ходу возможное место прикрытия, если духи попадут в танк из ПТУРа, РПГ или СПГ. Активная защита на броне танков хоть и давала условный шанс на то, что машины не разорвёт на куски от первого же попадания, но всё же, очко – не кружка. Через пару минут после начала движения, ПКТ танка дал две очереди. Мне ещё не было за танком видно посёлков, как в радиостанции, висящей на груди Борзого, бегущего рядом со мной, раздался крик Камрада:

– «ЗУшка», пройдись по минарету, там наблюдатель! «Панцирь-один», во двор минарета, осколочным, огонь!

Мне уже приходилось ранее слышать звук пролетающих рядом или над головой крупнокалиберных очередей. Но услышав «фыщ-фыщ» ЗУшки, оставшейся на исходном рубеже вместе с батареей «дэшек», моя голова инстинктивно вжалась в плечи. Гулко ухнув, танк, за которым мы бежали, на долю секунды снизил скорость, выпуская снаряд в указанном Камрадом направлении.

– «ЗУшка», по переднему рубежу стен, бегло пройдись! – продолжала насыпать команды ЗУшке радиостанция, отзываясь дубляжом у Борзого, бегущего рядом.

Уже порядочно оглохнув от залпов танка и ЗУшки, я достал вторую капсулу и быстро сунул её в рот. Несмотря на жару, усталость я не чувствовал. Оно и понятно, почему…

Стали слышны щелчки рикошетов от пуль, попадавших в броню танка. Танк стал принимать немного влево и, подъехав к большой груде камней и ракушняка, остановился, не заглушая двигатель. Все попадали на землю, укрываясь, кто за танком, кто за грудой камней.

– АГС сюда! – Камрад появился передо мной, как из-под земли, крича «тяжёлым» мне за спину.

Я обернулся. Два бойца, тяжело дыша и обливаясь потом, волокли АГС-17. Не понаслышке зная, сколько эта дура весит, я мог им только посочувствовать. Поставив треногу у правой части задней шасси танка, расчёт принялся устанавливать на неё тело гранатомёта.

– Давайте резче! – кричит Камрад, – Пристрел по первым двум дворам!

Покрутив маховики, расчёт АГСа сделал первые два выстрела в сторону посёлка. Внеся поправки, один из бойцов крикнул Камраду:

– Готово!

– Шахматным, по передним дворам! Огонь!

Насыпав в указанные дворы половину улитки, расчёт уже принялся было снимать гранатомёт с треноги, как рядом с шипением пролетел заряд РПГ и, чуть не задев борт танка, разорвался метрах в пятидесяти сзади нас.

– Газолин! Откуда РПГ был?! – орёт в радиостанцию Камрад.

– Срисовали, работаем! – ответил командир разведки. Почти сразу же из зелёнки слева от нас показались две реактивные струи, быстро направляющиеся к трёхэтажному дому, высившемуся посередине посёлка. Хлопок – и третий этаж почти полностью снесло, завесив дома вокруг клубами пыли.

– «Панцирь-один», в зелёнку! Работать по команде! – раздавал команды Камрад уже сорванным голосом, – Шилка, отставить огонь! Взвод, вдоль зелёнки, вперёд – марш! Добежав, прикрываясь бронёй, до деревьев, которые давали относительное прикрытие, взвод стал пробираться в сторону посёлка, пригибаясь и прячась за стволами. Танк остался позади нас, развернувшись стволом в сторону посёлка, но скрывшись за деревьями. Взвод ломится между деревьев к позиции разведки, спотыкаясь и матерясь, поднимая такой шум, будто бежит стадо буйволов. Между матами никому и в голову не приходит, что мы находимся уже в непосредственной близости от противника, и лежанка его наблюдателей может оказаться прямо под ногами. Заметив фигуру с автоматом, Ваха, бегущий впереди всех, чуть было в неё не выстрелил. Увидев, как он поднимает ствол, Камрад заорал:

– Ваха, долб**б! Не стрелять! Там свои!

Добежав до позиций разведки, бойцы остановились перевести дух и выпить воды. Я, откручивая крышку фляги и полоская рот от липкой и вязкой слюны водой, про себя отметил, что вообще не устал. Газолин, глядя на нашу запыхавшуюся свору, только и выдал:

– Ну вы, блин, даёте… Вас метров за двести уже слышно было.

– У вас как? – спросил его Камрад, выпив воды и восстанавливая дыхание.

– Да нормально. Сняли наседку с РПГ, которая по вашей броне шмальнула.

– Спасибо, Газолиныч, вовремя сработали! – улыбнулся Камрад, – А пока оставь половину своих здесь на прикрытии и давай с нами на зачистку. Пусть твои тут минусуют всех, кто будет бежать в их сторону. По посёлку идут три главные продольные дороги. Первую от зелёнки берут твои, вторую и третью – мой взвод. Держим равномерную линию движения! – продолжил взводный, уже обращаясь к нам, – Особое внимание под ноги и на окна. Душманы должны были съе**ться, но расслабляться не стоит. Я с первым отделением беру вторую улицу, Гремлин со вторым отделением – третью. Пошли!


16  «Дашка» – ДШК, советский станковый крупнокалиберный пулемёт под патрон 12,7×108 мм. Разработан на основе конструкции крупнокалиберного станкового пулемёта ДК.