Глава 6 | Официальный сайт книги Алексей Ливанов. Сны распятой птицы Перейти к основному содержанию
Загрузка...

Мы выпили кружку кофе, я проводил ротного до железной дороги, где его уже ждала машина, привязал коня под соседним деревом и поднялся наверх. В этот момент я понял, что очень сильно хочу спать, что накопленная усталость сейчас из меня просто брызжет, и меня рубит на ходу. Я достал спальник, взял коврик и пошёл искать удобное место для сна. Зайдя за угол, я увидел какую-то дверь, открыл её и улыбнулся:

– То, что доктор прописал.

Там стояли два стула, один из них на трёх ногах, и на них лежала деревянная дверь. Еще плюс этой комнаты был в том, что там не было окон, было темно и теплее, чем везде. Я бросил на свою будущую кровать каремат, разложил спальник, снял ботинки, поставил их под стул, достал из кармана влажные салфетки, чтобы протереть ноги, но желание спать было настолько сильным, что я передумал, бросил салфетки в ботинок и залез в спальник. Время было в районе девяти утра.

– Так, выходить будем в районе часа ночи. Вечером продумаю задачу и расскажу группе весь замысел по эвакуации тел убитых.

На этих словах, я и уснул. Отрубился, наверное, за полсекунды.

Открыв глаза, я долго не мог понять, где я, и почему так тихо и так темно. Сначала я подумал, что лежу в спальнике с головой, но, когда я понял, что я спальником только укрыт, а голова находится наружу, я вскочил. Долго соображал, где ботинки. Фонаря с собой не оказалось, поэтому всё делал в полной темноте.

Обуваясь, я вспомнил, что рядом с ботинками я еще оставлял радиостанцию, на которой есть фонарь. Я включил его, убрал спальник в компрессионник, свернул коврик и открыл дверь своей новоиспеченной спальни, со словами:

– А почему так тихо? Где все?

Мое удивление смешалось с легким переживанием, так как в комнате, где находилась моя группа, когда я ложился спать, никого не было. Комната была пустая, в разбитых окнах виднелись яркие звезды и гулял холодный сквозняк.

– Не понял, нахуй, где все?

Я ускоренно пошёл к ротному, но в его помещении осталась только чайная подготовка, один каремат и чехол от радиостанции.

«Бля, они что, про меня забыли? Ну, правильно, я же никому не сказал, где я буду спать, вот и забыли. Да как, блядь, командира можно забыть?» – шальные мысли бегали у меня в голове.

Мой рюкзак остался там, где я его оставил. Я быстро убрал в него спальник, закрепил коврик, надел сверху чехол, достал фонарик и, надев рюкзак, пошёл вниз. На лестнице было тихо. Никого. Охранения на двери тоже не было.

– Что за дерьмо?! Где все?!

Я выглянул на улицу. Никого. Пульс ебашил, волнение внутри меня только усиливалось. И тут за спиной, где-то в темноте первого этажа, открывается дверь и выходит незнакомый мне мужик.

– Холодно, ссать так охота… Пропустишь, уважаемый?

Я отошел от дверного проема, и этот товарищ пошёл ссать к тому же дереву, что и я утром. Я развернулся и пошёл по первому этажу. За каждой дверью кто-то сидел, но не моя группа и не ротный. Открывая очередную дверь, услышал знакомый голос:

– О, командир проснулся. Выспался? – бодро и радостно спросил меня боец.

– А вы что тут делаете? Почему меня не разбудили? Я уже подумал, что вы уехали.

– Да по нам «Град» отработал. Не то, чтобы прямо по нам, но пару снарядов в здание прилетело. Ротный приказал съебать всем вниз, мы и рванули. Когда сюда прибежали, Старый вспомнил, что ты наверху остался. Но обстрел, вроде, закончился, будить тебя не стали, ты так сладко спал там у себя в опочивальне.

– А когда обстрел был? Я вообще ничего не слышал.

– Часа два-три назад. Да это понятно, ты уже двое суток на ногах, тебя хер чем разбудишь.

– А ротный где?

– Он со старшиной в соседней комнате.

Я забросил рюкзак в комнату к группе и пошел к ротному.

– Ебать, ты спишь, Юстас. Нам тут в крышу снаряд прилетел, ты даже не проснулся. Выспался? – спросил ротный, широко улыбаясь.

– Да вроде того. Хотя ещё бы поспал. А который час? – спросил я у всех присутствующих и сам одернул руку с часами.

– Уже половина одиннадцатого, надо на задачу выдвигаться. Вот, возьми аэрофотоснимки.

Я взял листы бумаги, ротный включил свой фонарик, и я стал рассматривать снимки, сделанные беспилотником. На них был виден танк, точнее его очертания, вокруг много всякого мусора, каких-то деталей, чёрные объекты на белом снегу. Также на снимке очень хорошо были видны окопы и техника опорного пункта противника. Опорник и танк разделяли сто метров местности, асфальтированная дорога и редкая лесополоса вдоль этой дороги.

– Пиздец как близко… – произнес я сам себе, начиная придумывать план действий.Ротный тоже подкинул пару идей, в совокупности получился очень интересный замысел.

– Так, группа, поднимаемся на второй этаж и заходим в то помещение, где я спал. Там поставлю задачу каждому на сегодняшний выход. Всем перессать и через пять минут все там, – сказал я, открыв дверь, где спала моя группа и набросив рюкзак на одно плечо, пошел на второй этаж.

– Все, Юстас, – доложил Старый, и я, разложив на двери, на которой проспал весь день, различную мелочь из рюкзака, стал выкладывать замысел всей группе и каждому бойцу в целом:

– Итак, север у нас в направлении стрелки, остальные стороны света соответственно, – указал я на стрелку, нарисованную маркером, – наша группа имеет задачу эвакуировать тела или останки тел в районе подбитого танка, который находится здесь, – я обозначил место на карте своим складным ножом и продолжил:

– Мы высаживаемся вот здесь, – я положил камень на расстоянии от ножа, – и сразу занимаем оборону вдоль лесополосы как можно шире. Делаем всё тихо, но быстро. Никто не пиздит от момента посадки в машину до моего разрешения. Всё молча, а иначе кто-то из нас сегодня может не вернуться. Обращаю внимание на вашу самодисциплину и вашу ответственность. Выполнение задачи лежит на каждом из нас, не надо подводить товарищей. Далее двигаемся на юг вдоль лесополосы, с теневой стороны, в порядке, который укажу позже, – указал я на своем макете местности, двигая маркером, как указателем, вдоль длинного куска изоленты.

Немного помолчав, чтобы дать бойцам впитать информацию, я продолжил:

– От машины до танка примерно полтора километра. Примерно посередине наивысшая точка, откуда будет видно и нас, и их. Не доходя до высшей точки, я оставляю два человека, тебя и тебя, – указал на своих разведчиков, – вы соединительное звено.

Если Лазер с Толстым начнут отходить, вы занимаете их позицию и ждете группу, в готовности заменить людей на носилках. Как только доходим до середины лесополосы, Лазер и Толстый, вы останавливаетесь там. Ваша задача – в случае пиздеца прикрыть отход группы и уйти в противоположную сторону поля. Пункт сбора в машине. Вы будете самые тяжелые. У вас у обоих пулеметы заряженные «двухсоткой», и по четыре ленты «сотке» в разгрузке. На отход должно хватить. Поливать, не жалеть. Также у вас по два двадцать шестых гранатомета. Это на случай, если техника появится в поле, вы услышите. Уничтожить, может, и не уничтожите, но ехать дальше или нет, они задумаются. Плюс, у каждого из вас по две красные ракетницы на случай, если проебёте машину и начнете отходить дальше. В общем, вы наша надежда и наш манёвр.

Затупите, зассыте, не сделаете нужного – убежать нам станет в разы сложнее. Вам отходить на север, как можно дальше. Отошли, засели, если связи не будет, и не знаете куда идти, тогда ракета вверх и в следующую лесополосу на север, так как в вашу лесополосу скорее всего начнет прилетать. Там уже, в следующей лесополосе буду вас искать. Но желательно выйти на машину. Я думаю, что движок будет далеко слышно. Вопросы есть? – бойцы промолчали, но по их лицам я понял, что они настроены очень серьезно и свою задачу уяснили.

– Дальше, проходим от них двести метров, садятся ещё два человека, ты и ты, – назвал я бойцов по именам. Ваша задача – ждать группу и поменять людей на носилках. Отходить будем очень быстро. Руки и ноги будут затекать, поэтому должна быть постоянная смена людей. Лазер, Толстый, если мы до вас добежали, и стрельбы сзади нет, тогда вы остаетесь на месте и наблюдаете. Засекаете две минуты и отходите без команды. Лазер, ты старший, – сделал я паузу и осмотрел бойцов в свете фонариков. Все были предельно внимательны.

– Дальше в лесополосе будет небольшой прогал, его преодолеваем вшестером: я, Бриз, Туман, Парфей, Сеня и Болт. Всё, после этого максимальная сосредоточенность. Как только пробежим прогал, падаем в лесополосу и ждем две минуты. Если начинается какая-то возня, быть в готовности стартануть обратно. Кто остался в лесополосе до прогала, наблюдайте за нами, в эфир лишний раз выходить не будем. Выйдем, если нужна будет помощь, либо информация для вас. Во всех остальных случаях соблюдаем режим тишины. Добежали до лесополосы, упали, слушаем. Если не спалились, Болт, остаёшься там, наблюдаешь по сторонам, ждёшь моих указаний. Если надо будет, я либо приползу, либо уже голосом что-то скажу, – Болт кивнул в ответ головой.

– Отходим от Болта метров пятьдесят и начинаем смотреть направо, там где-то должен стоять танк, на удалении метров пятидесяти от лесополосы, по которой мы поползём. Как только увидели танк, Парфей и Сеня, ползёте к нему. Предварительно вам нужно приготовить верёвку, чтобы хватило от лесополосы до танка, так как труп может быть заминирован. Если находите то, что нам нужно, аккуратно привязываете веревку к нему и отползаете обратно, в лесополосу. На счет «три» дёргаем. Если взрыва нет – тянем. Если происходит взрыв, то «на тапок» и бежим как можно быстрее. С этого момента по нам, скорее всего, начнут стрелять. Поэтому, чем быстрее добежим до наших братишек через прогал, тем больше шансов, что по нам не попадут. Пока думайте, где возьмете такую длинную верёвку, – Парфей нервно улыбнулся, а Сеня стал крутить головой.

– Я вам потом ещё по фотоснимку отдельно задачу поставлю. Бриз, ты остаёшься у того места, где будет привязан фал. Туман, ты проползаешь вперёд, насколько это возможно и наблюдаешь. Ты – наши глаза и уши, пока мы будем в районе танка. Не проеби вспышку, – я указал точку на макете и посмотрел на Тумана. Он был серьёзен и внимателен, как и вся группа.

– Теперь главное. Вот здесь, за дорогой, – я провел линию маркером, – находится опорный пункт роты противника. БМП у них столько, сколько у нас автоматов. От нас до них сто метров. Все тир у нас на стрельбище помнят? Вот это сто метров. До противника ровно столько же. Спалиться нам нельзя, последствия будут самые печальные. Поэтому ещё раз обращаю внимание на ваше бесшумное передвижение и отсутствие любых разговоров. Говорить могу только я. Против техники, в данном случае, мы бессильны. Их закрывает редкая лесополоса, которая идет вдоль дороги. Поэтому наши РПГ там бесполезны. Их же пулеметы, наоборот, будут кромсать и нас и поле, – я снова сделал паузу и посмотрел на группу.

– Для тех, кто идёт со мной к танку. Я бы советовал по максимуму освободить разгрузку, или вообще её не брать. Я её брать не буду. В нашем случае важна скорость съёба оттуда и маневренность. Стреляться с техникой – так себе занятие. Поэтому я иду без неё. Ствол за спиной, пара магазинов в боковых карманах, за пазухой граната. Я пойду так. Сейчас решать вам, как вы пойдёте, налегке или груженные, всю ситуацию я вам обрисовал. Задача – пятьдесят на пятьдесят, врать не буду. Если где-то спалимся, будем уже смотреть по факту. Вы, в основном, все опытные, не первая командировка уже, поэтому должны понимать, чем всё это пахнет. Но если каждый выполнит свою задачу на отлично, никто не затупит и не зассыт, то всё у нас будет хорошо. Считайте, что мы выполняем диверсию прямо под носом у противника. Нам стрелять не надо, а по нам могут. Туман, с собой берёшь тент, чтобы нести груз, если он там ещё лежит. Вопросы есть, товарищи разведчики? – сделал я очередную паузу и заглянул каждому в глаза, – Вопросов нет. Парфей, Сеня, Старый на месте, остальные – вперёд, готовиться, выход в час ночи.