Глава 8 | Официальный сайт книги Алексей Ливанов. Сны распятой птицы Перейти к основному содержанию
Загрузка...

Стали доноситься звуки запуска реактивных ракет, и мы рванули, как не в себя. Было такое ощущение, что ты не дышишь и не касаешься земли. Ты не видишь ничего вокруг, только финишную ленту в виде продолжения лесополосы. Но быстро преодолеть не получилось. Очень сильно отставал от нас Бриз в своей огромной разгрузке, и более того, он ещё и упал, споткнувшись о край воронки, и два бойца бросились помогать ему подняться. Это было вечно. Адреналин в таких пропорциях в моей крови ещё не присутствовал. Бриз поднялся на ноги, и мы рванули дальше. Первым добежал Туман, упал где-то сбоку и сразу стал смотреть в ночник. Рядом с ним рухнули все остальные и смотрели как добегает Бриз. В тот момент, я уверен, каждый в душе пытался его ускорить. Бриз добежал и рухнул без сил, пытаясь жадно хватать воздух ртом. В этот момент отсутствие разгрузки сыграло свою положительную роль. Все пытались отдышаться, стараясь не производить никаких звуков. Туман наблюдал. Я подполз к нему и спросил на ухо:

– Что видишь?

– Противника не вижу, танк вижу, – ответил Туман, убрав ночник от своего левого глаза.

Я показал Болту, что он остаётся здесь, а сам взглянул на противоположную сторону прогала. Разведчиков видно не было, хотя видимость была как днем. Я показал Туману, что продолжаем движение.

Первым полз Туман, периодически поглядывая в ночник, слегка приподнимаясь на руках. Вторым полз Бриз, третьим Сеня, четвертым Парфей и крайним полз я. Когда мы проползли метров пятьдесят, Туман вытянул руку вправо и пару раз согнул её в локте. Он показывал, что мы доползли до танка. Дальше всё было без команд и сигналов, как будто мы эту задачу тренировали каждый день на протяжении месяца. Я немного отполз в поле, так как за ползущими впереди мне не было видно обстановки. Парфей с Сеней что-то там ковырялись, ползали, но всё было максимально тихо. Нам очень помогла в тот момент относительно низкая луна и относительно длинная тень от лесополосы. Нижняя часть танка была в темноте и это очень хорошо маскировало моих бойцов.

Парфей и Сеня поползли от лесополосы в сторону танка. Видеть я их уже не мог, я слышал только тихие и плавные звуки от их перемещения. Я лежал головой в сторону противника и не знал, о чём думать. В тот момент я очень хотел, чтобы мы не спалились. Напряжение колоссальное. Ты находишься под носом у противника, и они об этом не знают. Тут я услышал громкий смех со стороны противника. Я медленно подполз к Туману, полз ничком, не издавая ни звука. Это был второй положительный момент отсутствия разгрузки. Я прополз мимо Бриза, который изготовился в сторону противника, не обращая на меня никакого внимания, дополз до Тумана, который мне показал пальцами, что видит двух человек, один из них курит. Я немного полежал рядом, сигаретный запах дошел до нас, о чём мне показал Туман, указывая на нос. Потом он показал, что никого не видит, они ушли куда-то вглубь своих позиций. Я пополз обратно, тем же маршрутом, мимо Бриза. Я опять немного углубился в поле, и пытался услышать своих разведчиков, ползающих под танком, но ничего слышно не было. Через какое-то время ко мне стал кто-то ползти. Это был Парфей. Он подполз ко мне максимально близко и, прикрыв рот рукой, произнес мне на ухо:

– Командир, ничего нет, это всё обломки танка.

– Ты везде посмотрел?

– Я не ползал только к дальней точке. Она далековато, стрёмно туда ползти. Только я хотел ответить Парфею, что надо доползти до крайней точки, как со стороны противника завелась машина, включились фары, и кто-то на той стороне очень стал довольно громко разговаривать.

– Да ну нах**… – произнёс я уже не шепотом, вжимаясь в землю как можно ниже. Парфей последовал моему примеру, Бриз немного отполз в лесополосу, Туман сравнялся с землей, так как он был метров тридцать-сорок от дороги. Наступала точка невозврата. Я снял переводчик огня автомата с предохранителя, достал из кармана запасной магазин и просто ждал. Все лежали, как кочки на земле, неподвижно и не дыша. Машина двинулась прямо в нашу сторону. Свет фар подло прыгал по полю, я крепко сжал автомат за пистолетную рукоятку, наклонил лицо в сторону земли и ждал. Такие моменты запоминаются на всю жизнь. Это был тот самый пиздец, о котором все обычно говорят. Мыслей не было, просто тикали секунды, машина медленно выезжала на дорогу, задрав фары в небо.

«Если сейчас остановятся на дороге и начнут выходить люди, я е**шу две короткие очереди, кричу: «Отход!», и добиваю магазин, а там уже как получится…», – подумал я, подняв лицо, когда фары смотрели поверх наших голов, – «Неужели, сука, прямо здесь, возле этого грёбанного танка на грязном снегу? Прямо у них перед носом? Не, длинная очередь, отход к лесополосе, жду всех, а там уже хуй его знает. Но здесь отъезжать не особо охота…», – мысли в голове менялись одна за другой и это не заканчивалось.

Машина выехала на асфальт, фары светили прям у нас над головой, лесополоса перед дорогой особо не спасала. Я не дышал, как, наверное, и весь мой дозор. Я ждал, и эти две-три секунды длились час. Я напряг всё тело, в готовности вскочить на колено. Снег, наверное, в тот момент, подо мной таял, в этих трёх секундах был момент наивысшей точки напряжения. Машина выехала на асфальт, плавно повернула налево и поехала по дороге, быстро переключая передачи.

Я выдохнул. Опустил лицо прямо на снег и радовался этому моменту.

– Парфей, ползи до крайней точки, забирай Сеню и сюда. Даже если ничего не найдём, пох**, возвращаемся. Парфей пополз обратно, а я ещё пару раз набрал полную грудь воздуха, укусил снег, на котором лежал и ждал бойцов.

Через какое-то время (оценивать пройденное время в тот момент было очень сложно, оно тянулось неимоверно долго) я услышал хруст снега, параллельно меняющий друг друга. Я увидел двух своих снайперов и понял, что можем двигаться к лесополосе.

Туман остался наблюдать, Бриз подполз к нам, когда мы втроём доползли до посадки и, собравшись в своеобразный круг, я очень тихо спросил:

– Ну, что там?

– С южной стороны танка ничего, командир, – доложил Сеня.

Я перевёл взгляд на Парфея, хотя Сеня, по-моему, хотел ещё что-то сказать, но я решил ускорить процесс.

– Тоже ничего, это всё разбитые детали танка.

– Хуёво. Меня там зае*ут потом, ну да ладно, – произнес я сквозь зубы.

– Командир, – перебил меня Сеня, – в танке тоже ничего, я заглянул, как раз, когда машина завелась, я думал, что спалился. Рухнул прямо под танк. Из-под танка идет резкий трупный запах, но посмотреть, что под танком, нельзя, у него днище отвалилось, ну короче плита металлическая там. Возможно, она кого-то придавила и это сейчас воняет. Но никаких частей тела, ткани или крови нет.

– Понятно… Значит всё, съё**ваем отсюда, аккуратно, но быстро. Туман уже подошёл к нам, и мы начали отход. Первым пошел Бриз, Туман был крайним, он смотрел, чтобы за нами не началась погоня.

Мы дошли до начала прогала, того самого, где лежали и ждали, пока добежит Бриз. Я обратил внимание на куст, в котором мы валялись, он был весь в колючках, но на адреналине мы этого не почувствовали.

– Ну, что там? – тихо спросил Болт.

– Нихуя нет, съё**ваем отсюда.

Болт осмотрел всех и снова свой взгляд остановил на мне.

– Так. По моей команде стартуем. Независимо, будут по нам стрелять или нет, продолжать бежать, до самой лесополосы. Всем всё понятно?

Бойцы молча кивнули, кто-то перевёл автомат за спину, кто-то взял в руку.

– На счет «три». Раз, – начал я отсчёт и тут опять вдалеке полетели грады, только уже с нашей стороны, и я понял, что мы можем опять прикрыться ревом улетающих ракет.

– Внимание, – прекратил я отсчёт и только хотел сказать про «Град», как Бриз рванул в поле.

– Твою ж, блядь, мать! Куда ты, сука, побежал?! – выругался я на Бриза, – Вперёд! – отдал я команду и, не дождавшись звука ракет, мы в двенадцать ног стали молотить по ночному снежному полю.

Мы бежали так громко, что каждую секунду я ждал кипиша сзади, но этого не происходило. На полпути мы с легкостью обогнали Бриза, который выглядел очень гружёным по сравнению с нами. Его в тот момент можно было сравнить с маленьким пони, пытающимся догнать взрослых лошадей. И, в конце концов, он снова упал. То ли оступился, то ли споткнулся, но рухнул знатно. А мы уже почти добежали до лесополосы. В этот момент уже вовсю доносился звук работающей реактивной системы залпового огня, поэтому отборный мат бойцов, который был направлен в адрес Бриза, был уже плохо уловим. Два бойца подбежали к нему, схватили его за плечевые лямки разгрузки, с силой подняли от земли и так и тащили его до самой лесополосы, куда его со злостью толкнули. Бриз опять упал без сил, пытаясь отдышаться. На мат он не обратил никакого внимания.

Я дал команду на дальнейшее выдвижение несмотря на то, что у самого немного подзабились ноги и руки от такой пробежки. Группа выдвинулась дальше, собирая всех разведчиков по пути. Пройдя вдоль лесополосы и преодолев ещё одну лесополосу, нас встретил улыбающийся Старый и такой же воодушевленный радюга.

– Группа, грузимся. Шофёр, пока не заводи, я сейчас качаю связь, и тогда поехали. Вопросы есть?

Группа стала грузиться в машину. Я забрал гарнитуру у радиста и стал выходить в эфир:

– Филин, я Юстас, приём, – в ответ было молчание.

– Филин, я Юстас, приём – уже громче вызывал я ротного.

– На приеме Филин, – донеслось из наушника.

– Филин, мы отработали, мы отработали, коробочка пуста, коробочка пуста, приём.

– Не понял, повт… – ротный пропал из эфира, точнее нашему сеансу мешали какие-то помехи.

– Филин, повторяю, я отработал, – не успел я договорить, как опять непонятные шумы появлялись в эфире.

– Глушат, пидарасы, или вставляют помехи, – сказал я радисту, проверяя соединение антенны и гарнитуры.

– Юстас, повтори, Юст... – ротный появился и снова пропал, не успев договорить до конца.

– Я домой! – произнес я громко, коротко и лаконично.

– Радюга, если вдруг связь появится, скажи, что мы возвращаемся, минут через десять-пятнадцать будем. Водила, заводи, поехали.

Я запрыгнул в кабину, Бриза не было.

– Жди меня, – сказал я водителю и полез в кузов.

– Бриз тут?

– Да, все на месте, командир, – ответил Старый и я прикрыл бронированную дверь. Наш Урал довольно резво тронулся с места.

– Если можешь, езжай быстрее. Возле тех типов можешь не останавливаться. Едем на станцию.